Пётр Аркадьевич Столыпин. Государственный деятель Российской империи.

Петр Аркадьевич Столыпин родился в 1862 г. в потомственной дворянской семье. Его отец Аркадий Дмитриевич был военным человеком, поэтому семье пришлось многократно переезжать. В 1881 г. после окончания гимназии Петр Столыпин поступает на естественное отделение физико-математического факультета Санкт-Петербургского университета. Столыпин-студент отличался усердием и прилежанием, а его познания были настолько глубоки, что даже с великим русским химиком Д.И. Менделеевым во время экзамена он сумел затеять теоретический спор, вышедший далеко за рамки учебной программы. Столыпина интересует хозяйственное развитие России и в 1884 г. он подготовил диссертацию о табачных культурах юга России.

С 1889 по 1902 г. Столыпин являлся уездным предводителем дворянства в Ковно, где он активно занимался просвещением и образованием крестьян, а также организацией улучшения их хозяйственного быта. За это время Столыпин получил необходимые знания и опыт в управлении сельским хозяйством. Энергичные действия предводителя уездного дворянства замечает министр внутренних дел В.К. Плеве. Столыпин становится губернатором в Гродно.


В новой должности Петр Аркадьевич способствет развитию фермерства и повышению образовательного уровня крестьянства. Многие современники не понимали стремлений губернатора и даже осуждали его. Особенное раздражение элиты вызывало терпимое отношение Столыпина к еврейской диаспоре.
В 1903 г. Столыпина переводят в Саратовскую губернию.

Русско-японскую войну 1904-1905 гг. он воспринял крайне отрицательно, подчеркивая неготовность русского солдата воевать на чужой земле за чуждые ему интересы. Начавшиеся в 1905 г. беспорядки, переросшие в революцию 1905-1907 гг., Столыпин встречает открыто и смело. Он выступает перед митингующими, не опасаясь пасть жертвой толпы, жестко подавляет выступления и незаконные действия со стороны любой политической силы. Столыпин лично столкнулся с актами революционного террора.

В него стреляли, бросали бомбу, направляли в грудь револьвер. В описываемое время революционеры приговорили к смерти путём отравления единственного сына Столыпина, которому было всего 2 года. Среди погибших от революционного террора были друзья и ближайшие знакомые Столыпина. К последним следует отнести, в первую очередь, В. Плеве и В. Сахарова; и в том, и в другом случае убийцам удалось избежать смертной казни вследствие судебных проволочек, адвокатских уловок и гуманности общества. Взрыв на Аптекарском острове 12 августа 1906 г. унёс жизни нескольких десятков людей, которые случайно оказались в особняке Столыпина. Пострадали и двое детей Столыпина — Наталья и Аркадий. В момент взрыва они вместе с няней находились на балконе и были выброшены взрывной волной на мостовую.

У Натальи были раздроблены кости ног и несколько лет она не могла ходить, ранения Аркадия оказались нетяжёлыми, няня детей погибла.
Активная деятельность саратовского губернатора привлекла внимание императора Николая II, который в 1906 г. назначил Столыпина министром внутренних дел империи, а после роспуска Первой Государственной Думы — премьер-министром. Назначение Столыпина было напрямую связано с уменьшением числа террористических актов и преступной деятельности. Были предприняты жестокие меры. Вместо мало эффективных военных судов, которые рассматривали дела о преступлениях против государственного порядка, 17 марта 1907 г. были введены военно-полевые суды.

Они рассматривали дела в течение 48 часов, а приговор приводился в исполнение меньше чем за сутки после его объявления. В результате волна революционного движения спала, а в стране восстановилась стабильность.


Столыпин высказывался так же однозначно, как и действовал. Его выражения стали классическими. «Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» «Для лиц, стоящих у власти, нет греха большего, чем малодушное уклонение от ответственности». «Народы забывают иногда о своих национальных задачах; но такие народы гибнут, они превращаются в назем, в удобрение, на котором вырастают и крепнут другие, более сильные народы». «Дайте Государству двадцать лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней Poccии».


Особое значение Столыпин уделял восточной части Российской империи. В 1910 г. Столыпин вместе с главноуправляющим земледелием и землеустройством Кривошеиным совершили инспекционную поездку в Западную Сибирь и Поволжье. Политика Столыпина относительно Сибири состояла в поощрении переселения на её незаселённые просторы крестьян из европейской части России. Это переселение было частью аграрной реформы. В Сибирь переселились около 3 млн человек. Только в Алтайском крае во время проводимых реформ было основано 3415 населённых пунктов, в которых поселились свыше 600 тысяч крестьян из европейской части России, составивших 22 % жителей округа.

Они ввели в оборот 3,4 млн десятин пустующих земель. Для переселенцев в 1910 г. были созданы специальные железнодорожные вагоны. От обычных они отличались тем, что одна их часть во всю ширину вагона предназначалась для крестьянского скота и инвентаря. Позднее, при советской власти, в этих вагонах были поставлены решетки, сами вагоны стали использоваться уже для принудительной высылки кулаков и иного «контрреволюционного элемента» в Сибирь и Среднюю Азию. Со временем же они были полностью перепредназначены для перевозки заключенных.

В связи с этим данный тип вагонов приобрёл дурную славу. При этом сам вагон, имевший официальное название вагонзак (вагон для заключённых) получил название «столыпинского».
Столыпин поставил себе за правило не вмешиваться в иностранную политику. Однако во время Боснийского кризиса 1909 г. понадобилось прямое вмешательство премьер-министра. Кризис угрожал перерасти в войну с участием балканских государств, Австро-Венгерской, Германской и Российской империй. Позиция премьер-министра заключалась в том, что страна к войне не готова, и военного конфликта следует избежать любыми способами.

В конечном итоге, кризис завершился моральным поражением России. После описываемых событий Столыпин настоял на увольнении министра иностранных дел Извольского. Интерес представляет отношение к Столыпину кайзера Вильгельма II. 4 июня 1909 г. Вильгельм II встретился с Николаем II в финских шхерах. Во время завтрака на императорской яхте «Штандарт» русский премьер находился по правую руку от высокого гостя, и между ними состоялась обстоятельная беседа.

Впоследствии, находясь в эмиграции, Вильгельм II размышлял о том, как прав был Столыпин, когда предупреждал его о недопустимости войны между Россией и Германией, подчёркивал, что война в конечном итоге приведёт к тому, что враги монархического строя примут все меры, чтобы добиться революции. Непосредственно после завтрака немецкий кайзер сказал генерал-адъютанту И. Л. Татищеву, что «если бы у него был такой Министр, как Столыпин, то Германия поднялась бы на величайшую высоту».


Обсуждение и принятие закона о земстве в западных губерниях вызвало «министерский кризис» и стало последней победой Столыпина. Предпосылкой будущего конфликта стало внесение правительством законопроекта, который вводил земство в губерниях Юго-Западного и Северо-Западного краёв. Законопроект значительно уменьшал влияние крупных землевладельцев (представленных, в основном, поляками) и увеличивал права мелких (представленных русскими, украинцами и белорусами). Учитывая, что доля поляков в этих губерниях составляла от 1 до 3,4 %, законопроект являлся демократическим. В этот период деятельность Столыпина протекала на фоне усиливавшегося влияния оппозиции, где против премьер-министра сплотились противоположные силы — левые, которых реформы лишали исторической перспективы, и правые, усмотревшие в тех же реформах покушение на свои привилегии и ревностно относившиеся к быстрому возвышению выходца из провинции. Столыпин просил царя обратиться через председателя Государственного совета к правым с рекомендацией поддержать законопроект.

Один из членов Совета, В. Ф. Трепов, добившись приёма у императора, высказал позицию правых и задал вопрос: «Как понимать царское пожелание, как приказ, или можно голосовать по совести?» Николай II ответил, что разумеется, надо голосовать «по совести». Трепов и Дурново восприняли такой ответ как согласие императора с их позицией, о чём незамедлительно проинформировали других правых членов Государственного совета. В результате 4 марта 1911 г. законопроект был провален 68 голосами из 92. Утром следующего дня Столыпин отправился в Царское Село, где подал прошение об отставке, объяснив, что не может работать в обстановке недоверия со стороны императора. Николай II говорил, что не хочет лишаться Столыпина, и предлагал найти достойный выход из создавшегося положения. Столыпин поставил царю ультиматум — отправить интриганов Трепова и Дурново в длительный заграничный отпуск и провести закон о земстве по 87-й статье.

87-я статья основных законов предполагала, что царь может самолично проводить те или другие законы в период, когда Государственная дума не работает. Статья была предназначена для принятия неотложных решений во время выборов и междумских каникул. Близкие к Столыпину люди пытались отговорить его от столь жёсткого ультиматума самому царю. Судьба Столыпина висела на волоске, и только вмешательство вдовствующей императрицы Марии Фёдоровны, убедившей своего сына поддержать позицию премьера, решило дело в его пользу. Император принял условия Столыпина через 5 дней после аудиенции у Николая II. Дума была распущена на 3 дня, закон проведён по 87-й статье, а Трепов и Дурново отправлены в отпуск. Дума, не проголосовавшая ранее за указанный закон, восприняла форму его принятия как полное к себе пренебрежение.

Лидер «октябристов» А. И. Гучков в знак несогласия покинул пост председателя Государственной думы. Впоследствии на допросе Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 2 августа 1917 г. политика Столыпина была охарактеризована Гучковым как «ошибочная политика компромисса, политика, стремящаяся путём взаимных уступок добиться чего-нибудь существенного». Также он отмечал, что «человек, которого в общественных кругах привыкли считать врагом общественности и реакционером, представлялся в глазах тогдашних реакционных кругов самым опасным революционером». Отношения с законодательным органом Российской империи у Столыпина были испорчены.
Однако взгляды Столыпина по некоторым вопросам, особенно в области национальной политики вызывали критику, как «справа», так и «слева». С 1905 по 1911 г. на Столыпина было совершено 11 покушений. В 1911 г., террорист-анархист Дмитрий Богров дважды выстрелил в Столыпина в Киевском театре, раны оказались смертельными. Убийство Столыпина вызвало широкую реакцию, обострились национальные противоречия, страна потеряла человека, который искренне и предано служил не своим личным интересам, а всему обществу и всему государству.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × 1 =

Авторизация
*
*

Регистрация
*
*
*

пять × четыре =

Генерация пароля