Берлинская Мадонна Сандро Боттичелли

Создание полотна «Берлинская Мадонна» относят к периоду около 1477 года. Оригинальное изображение можно увидеть в Государственном музее в Берлине. Произведение флорентийского живописца представляет собой тондо, отличающееся круглой компоновкой. Сюжетное составляющее полотна довольно насыщенно и может рассматриваться как перегруженное фигурами и плотностью письма.

Мадонна с Младенцем окружены ангелами. Подобное окружение создаёт двойную композицию, объединяет пространственную форму. Непроницаемая, точно служащая для защиты, собранность ангелов вокруг Мадонны наподобие лучам, исходящим от солнца, замыкает ощущение тепла и направляет потоки света. Веточка лилии у каждого из ангелов выступает важным композиционным элементом. Прорисовка цветка лилий в дополнение к основному белому тону напоминает золотое свечение растительных прожилок. Ощущение нарастающей яркости белого цвета лилий усиливается изображением их на фоне ясных небесных оттенков. 

ozvARcP8kc1KKZBHFAKvjSLhpzW7CSEk5yhcwZnzCawbODnRNd 4JOxB8pXw7obBF 20OfR9sGz7eIi0JqcI5P lr7BSLJtYDqR2ZPGl

Непосредственная светлота рисунка сохраняется вокруг цветов и образов ангелов. Небольшое сгущение красок происходит при направлении к верхней части полотна, где на золотом фоне изображена корона как будто явление из других высших пространств. От короны расходится едва заметная лучистая энергия. Эти лучи-линии словно линии силы растворяются в каждом картинном фрагменте. Словно золотистые крупицы рассыпаны в прядях волос, одежде, светящихся лицах. 

 

Боттичелли предельно детализировано выписывает образы ангелов и в первую очередь центральную фигуру Мадонны. Прорисован каждый локон, складки ткани, а главное – рисунок рук – точный, совершенный, живой. Нет ни одной схожей по фактуре материи или наброска складок. Каждая линия неповторима, строга и композиционно важна. В живописной манере Боттичелли совместимы многосложность и простота цвета. Контрастные оттенки распределены таким образом, что самым активным живописным пятном на полотне оказывается образ Младенца и большая, непоколебимая в материи глубокого тёмно-синего цвета фигура Мадонны. Единая гамма синего, белого и золотого упорядочивает художественный ритм, усиливает ощущение движения, сменяемости форм внутри тондо. Фигуры ангелов на первый взгляд застыли в общем молитвенном слове. Но и в их облике проявлен тот же ритм. А само «дыхание» полотна идёт через испускаемый лилиями свет. 

Среди «светоносных» образов лилий выписан лик Мадонны. Мы как будто видим её дыхание в этих открытых красках, создающих рисунок лица и шеи. Это не холодная, кипенно-белая мраморная бледность. Это трепещущее биение и тонкое дыхание. Именно дыхание – это жизнь. Такое простое и понятное, но незаметно и незримо сохраняющее в нас тепло жизни. 

Форма тондо действует как функция «приближения», запечатлевая подобно иконе единый лик. Положение фигур, движения рук и взгляда на полотне хранит нерезкость, безмятежность, неуловимость. При этом есть что-то пронзающее во взгляде ангела по левую сторону от Мадонны, в его наклоне головы, чёрно-белой резкости одежд. Есть, пожалуй, глубокая серо-голубая задумчивость в глазах Мадонны. Эти образы великие, они причастны тайнам неба и неразгаданность их будет и должна быть в их чертах.

0

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *